<< Главная страница

8




- Мне бы было интересно узнать, - спросил Баррис, где вы встретились с этой женщиной?
Он указал на Рашель Питт, которая стояла у окна в номере гостиной, спокойно разглядывая крыши и дома Женевы.
- Отсюда можно увидеть здание Управления "Единства" - повернувшись, вымолвила Рашель.
- Конечно, можно, - ответил отец Филдс своим рычащим голосом. Он сидел в углу в полосатом халате и отороченным мехом тапочках, с отверткой в одной руке и осветительной арматурой в другой. Он собирался принять душ, но освещение не работало. Два других человека, очевидно, Исцелители, сидели за карточным столиком, сосредоточившись на памфлетах, сложенных в стопку между ними и связанных проволокой. Баррис предположил, что это материал для пропаганды Движения и они его распределяют.
- Это просто совпадение? - спросила Рашель.
Филдс проворчал, игнорируя ее, так как работал над освещением. Затем, подняв голову, отрывисто сказал Баррису.
- А теперь послушайте. Я не буду лгать вам, потому что это ваша организация основана на лжи. Любой, кто меня знает, может сказать, что мне никогда не нужна ложь. Почему? Правда - вот мое оружие.
- Какая правда? - спросил Баррис.
- А правда такова, что довольно скоро мы собираемся отправиться по той улице, которую вы можете видеть отсюда, к тому зданию, на которое леди смотрит, и тогда "Единство" перестанет существовать.
Он улыбнулся, показав свои уродливые зубы. Но надо отметить, это была дружеская улыбка. Как будто, подумал Баррис, он надеется что вступит в общий разговор, и по возможности ответил ему улыбкой.
- Желаю удачи, - заметил Баррис иронично.
- Удача, - повторил Филдс. - Нам она не нужна. Все, что нам нужно, это скорость. Это все равно, что проткнуть старый, гнилой фрукт палочкой. - Голос его зазвенел из-за акцента.
Баррис уловил в нем нотки, характерные для территории Таубмана - Южный штат, образующий край Южной Америки.
- Ради Бога, избавьте меня от ваших народных метафор, - сказал Баррис.
Филдс засмеялся.
- Вы заблуждаетесь, господин директор.
- Мне тоже так показалось, - безучастно согласилась Рашель.
Баррис почувствовал, что краснеет. Эти люди насмехались над ним, и он сам на это напросился. Он обратился к человеку в полосатом халате.
- Мне удивительно, как вам удается справляться с вашими последователями. Вы устроили убийство мужа женщины, но после встречи с вами она примкнула к вашему Движению. Это впечатляет.
Какое-то время Филдс молчал. Наконец, он положил вещь, с которой работал.
- Должно быть, - сказал он, - ничего подобного в Соединенных Штатах с тех пор, как я был рожден, не было. И эту область назвали бы "новой". - Он нахмурился и поджал нижнюю губу. - Я ценю ваше моральное негодование. Но кто-то все перевернул в этой бедной человеческой голове, это несомненно.
- И вы тоже приложили к этому руку, - заявил Баррис.
- О, да, - согласился Филдс. Он пристально изучал Барриса. Его жесткие, темные глаза, казалось, увеличивались и становились все более гневными. - Я в самом деле увлекся, - сказал он. - Когда я вижу этот симпатичный серый костюм, который на вас, и белую рубашку, эти черные сияющие туфли... - Его испытывающий взгляд изучал Барриса с головы до ног. - А особенно меня выводит из себя та вещь, которую вы носите в своих карманах. Эти карандаши, лучевые карандаши.
- Отец Филдс, - пояснила Баррису Рашель, - однажды обозлился на одного сборщика налогов.
- Да, - подтвердил Филдс. - Вы же знаете, что ваши фининспектора стоят над законом. Ни один гражданин не может легально предпринять что-либо против них. Мило, не правда ли? - Подняв руку, он отдернул свой правый рукав. Баррис увидел на теле шрам, почти до кости, от самого запястья до локтя. - Давайте найдем причину морального негодования в этом.
- Я его разделяю, - ответил Баррис. - Я никогда не одобрял процедуру сбора налогов. На моем участке этого нет.
- Это так, - сказал Филдс. Голос его утратил свою свирепость. Казалось, он понемногу остывал. - Это отличает вас от других директоров, вы не такой плохой. У нас есть несколько человек в вашем офисе. Мы кое-что знаем о вас. Вы тут в Женеве, потому что хотите знать, почему "Вулкан-3" не принимает никакого решения относительно нас, Исцелителей. Это никоим образом вам не поможет. Старый прохвост Язон Дилл может бросить ваш запрос вам в лицо и это сойдет ему с рук. Должен сказать, что ваша машина о нас ничего не говорит.
На это Баррис не ответил.
- Это дало нам кое-какую выгоду, - сказал Филдс. - У вас, парни, нет оперативной полиции. Вам нужно дожидаться распоряжения машины, потому что вам не придет в голову основать совместную полицию, управляемую людьми.
- У меня на участке есть своя полиция, - сказал Баррис. - И засадила в тюрьму столько Исцелителей, сколько было возможно поймать.
- Почему? - спросила Рашель Питт.
- Спросите у вашего дорогого мужа, - со злобой отрезал Баррис. - Я не могу вас понять. Ваш муж погиб на работе, а эти люди...
- Директор, - прервал его Филдс, - над вами никогда не работали психологи из Атланты. - Его голос был спокоен. - Этой женщине, как и мне, немного досталось. Досталось совсем немного, с ней они торопились.
Какое-то время все молчали.
Не много я могу сказать, осознал Баррис. Он прошелся до карточного столика и подобрал один из памфлетов. Без цели он прочел большой черный листок.
"Есть ли у вас возможность распоряжаться вашими жизнями"?
"Когда вы голосовали в последний раз"?
- Уже двадцать лет не было всеобщих выборов, - пояснил Филдс. - Говорят ли об этом ученикам в ваших школах?
- Должны, - ответил Баррис.
- Господин Баррис, - сказал Филдс. Его голос был напряженным и хриплым. - Как бы вам понравилось наше предложение стать первым директором, перешедшим на нашу сторону?
На мгновение Баррис обнаружил способность выступать в суде защитником, затем она прошла. Лицо и голос мужчины стали строгими.
- Это представит вас в будущих книгах по истории таким же хорошим, как сатану. - Он резко засмеялся. Затем еще раз подняв электроприбор, закончил с ним работу. Он не обращал на Барриса внимания, казалось, он даже не ждет от него ответа.
Подойдя к Баррису, Рашель сказала в своей бескомпромисной, краткой манере:
- Директор, он не шутит. Он действительно хочет, чтобы вы примкнули к Движению.
- Полагаю, что так, - согласился Баррис.
- У вас есть логическое мышление, - сказал Филдс. - Вы чувствуете, что что-то неправильно. Все эти амбиции и подозрительность... Для чего это? Может быть, я делаю вас несправедливым, но честным перед Богом, господин Баррис. Я считаю, что наши начальники безумны. Я знаю, что Язон Дилл не в себе. Большинство директоров и их сотрудники тоже. И школы переполнены сумасшедшими. Вы знаете, что они взяли мою дочь и поместили ее в одну из этих школ. Насколько я знаю, сейчас она там. Мы ни разу не смогли туда попасть. Вы человек по-настоящему сильный. Для вас это много значит.
- Вы пойдете в школу "Единства", - сказала Баррису Рашель. - Вы и так знаете, чему они учат детей, не отказывайтесь. Их учат послушанию. Артур был выпускником одной из них. Приятный, хорошо выглядевший, хорошо одетый, продвигающийся по службе...
Она умолкла.
И мертвый, подумал Баррис.
- Если вы не присоединитесь к нам, - сказал ему Филдс, - то можете уйти отсюда и пойти на встречу с Язоном Диллом.
- У меня нет встречи, - ответил Баррис.
- Это так, - признал Филдс.
Рашель вскрикнула, указывая в окно.
Пройдя по подоконнику, в окно ввалилось что-то, сделанное из блестящего металла. Оно поднялось и полетело по воздуху. При падении оно производило резкие звуки. Оно изменило направление и приблизилось к Филдсу.
Двое мужчин за карточным столиком вскочили на ноги и застыли с открытыми ртами. Один из них начал нащупывать пистолет на поясе.
Металлический предмет спикировал на Филдса. Закрыв лицо руками, Филдс бросился на пол и покатился. Его полосатый халат хлопал, а один тапочек слетел с ноги и заскользил по ковру. Катаясь, он выхватил лазерный излучатель и выстрелил вверх. Огненная вспышка опалила Барриса, он отскочил назад и закрыл глаза.
Продолжая кричать, перед ним появилась Рашель с искаженным истерикой лицом. В воздухе трещали разряды энергии, облако густого серо-голубого вещества заволокло большую часть комнаты. Диван, кресла, ковер, и стены горели. Дым поднимался вверх и Баррис заметил языки пламени, вспыхивающие оранжевыми бликами в темноте. Рашель перестала кричать. Он и сам частично ослеп. Он направился к выходу. В ушах у него звенело.
- Все в порядке, - сказал Филдс. Его голос слабо пробивался через треск разрядов. - Потушите огонь. Я вышвырнул эту чертову штуковину.
Силуэт его появился перед Баррисом. Филдс криво усмехнулся. Казалось, его голова, вся в пузырях и красного цвета, пылает.
- Если можете, помогите потушить пожар, - сказал он Баррису тоном царедворца. - Может быть, я сумею найти достаточно частей этой штуковины, чтобы разобраться, что это было.
Один из мужчин нашел огнетушитель за дверью в коридоре и ожесточенно пытался погасить огонь. Его товарищ пришел с другим огнетушителем и установил его. Баррис оставил их бороться с огнем и пошел искать Рашель.
Она согнулась в дальнем углу в комочек и уставилась прямо перед собой, крепко сцепив руки. Когда он поднимал ее, то почувствовал, что она дрожит. Она ничего не говорила, пока он держал ее на руках. Казалось, она не осознает его присутствия.
Появившись перед ним, Филдс сказал весело:
- Жареная собака [ироническое сравнение с "хот-догом", запеченной в тесте сосиской], Баррис, я нашел большую ее часть.
Он торжествующе показал обожженный, но целый металлический цилиндр с отлаженной системой приемников, антенн и реактивным двигателем. Затем, глянув на Рашель, он перестал улыбаться.
- Я удивлюсь, если она справится с собой на этот раз, - заявил он. - Она была в подобном состоянии, когда пришла к нам впервые. После того, как пани из Атланты выпустили ее. Это кататония.
- И вы помогли ей справиться с ней? - спросил Баррис.
- Она сама справилась, - сказал Филдс, - потому что сама хотела этого. Она хотела что-то делать. Быть активной. Помочь нам. Она перенесла слишком много. Возможно, этот случай будет слишком тяжелым для нее.
Он беспомощно пожал плечами, на лице у него было сострадание.
- Возможно, я снова вас увижу, - сказал ему Баррис.
- Вы уезжаете, - прокомментировал Филдс. - Куда же вы направляетесь?
- Повидать Язона Дилла.
- А как насчет нее, - спросил Филдс, указывая на женщину на руках у Барриса. - Ее вы тоже возьмете с собой?
- Если позволите, - ответил Баррис.
- Делайте что хотите, - задумчиво произнес Филдс, подмигивая. - Я не совсем хорошо вас понимаю, директор.
Казалось, в этом момент у него пропал акцент.
- Вы за нас или против? Знаете ли вы это сами? Может быть, вы еще не определились, возможно, вам нужно время.
- Я никогда не останусь с этими убийцами, - ответил Баррис.
- Бывают убийцы быстрые и медленные, - ответил Филдс. - И бывают убийцы тела и убийцы души. Некоторые из этих убийств вы совершаете в своих школах.
Баррис вышел из наполненной дымом комнаты в холл, затем по лестнице спустился в вестибюль.
На улице он остановился робокэб.


На женевской взлетной полосе он посадил миссис Питт на самолет, который должен был отвезти ее на его участок в Северной Америке. Он связался со своими людьми и дал им инструкции встретить корабль, когда он прилетит в Нью-Йорк, с распоряжением обеспечить ей медицинский уход, пока он не вернется. И еще у него был один последний приказ для них.
- Не дайте ей покинуть мою территорию. Не отвечайте ни на какие запросы о передаче ее в другой район, особенно в Южную Америку.
Его сотрудник предусмотрительно заметил.
- Вы не хотите, чтобы мы позволили ей появиться в районе Атланты?
- Именно так, - сказал Баррис, зная, что и без его пояснений там поймут ситуацию. В системе "Единства", наверное, не было никого, кто бы мог разгадать его истинные намерения. Атланта был основным объектом, которого все они страшились, большие и маленькие одинаково.
Интересно, чувствует ли Язон Дилл то же самое? - думал Баррис, покидая видеорубку. Возможно, он свободен от этого. Конечно, если размышлять логично, ему нечего бояться. Но в любом случае иррациональный страх должен оставаться.
Он направился через переполненное и шумное здание вокзала к одной из закусочных. Там он заказал бутерброд и кофе. Он посидел немного, собираясь с духом и размышляя.
Получал ли Дилл письмо, обвиняющее меня в измене? - спрашивал он себя. Сказала ли Рашель правду? Возможно, нет. Возможно, это был план повернуть его назад, удержать от посещения офиса Управления "Единства".
Я должен воспользоваться случаем, решил он. Несомненно, я могу прозондировать почву, найти информацию через какое-то время. Я могу узнать все в течение недели, но я не могу ждать так долго. Я должен повидать Дилла сейчас. Для этого я сюда и прибыл.
И я был с ним, думал он, - с врагом. Если такое письмо существует, несомненно, потребуются "Доказательства". Системе больше ничего не надо. Я буду разоблачен как изменник и признан виновным. И это будет мой конец, как официального лица системы и моей жизни также. Правда, что-то может, от меня и останется, но по-настоящему я жить не буду.
И еще, понял он, я даже не могу вернуться сейчас назад, в собственный регион. Нравится мне это или нет, но я встречался с отцом Филдсом лицом к лицу. Я с ним связался, и любые враги, которые у меня могут быть внутри и снаружи "Единства", получат то, чего хотят, чтобы сократить мою жизнь. Уже слишком поздно для того, чтобы все бросить, чтобы оставить идею спора с Диллом. Отец Филдс, подумал он иронично, вынуждал меня довести все до конца.
Он заплатил за еду и оставил закусочную. Выйдя на улицу, он нанял другой робокэб и поехал к зданию управления "Единства".
Баррис растолкал армию секретарей и чиновников в святая святых Язона Дилла - офисе Управления "Единства". При виде директорской нашивки - темно-красного разреза на сером рукаве его пиджака, служащие Управления "Единства" послушно уступали ему дорогу, оставляя свободным проход из помещения в помещение. Последняя дверь открылась и он внезапно оказался перед Диллом.
Дилл медленно поднял голову, положил кипу докладов.
- Как ты думаешь, что ты тут делаешь? - Казалось, он поначалу не узнал Барриса. Взгляд его упал на директорскую нашивку и перешел обратно на его лицо. - Это неслыханно, - сказал Дилл, - вторгаться подобным образом, без разрешения!
- Я приехал, чтобы поговорить с вами, - ответил Баррис. Он закрыл за собой дверь. Она сильно хлопнула, напугав хозяина офиса. Язон Дилл полупривстал, а затем сполз обратно в кресло.
- Директор Баррис, - пробормотал он. Глаза его сузились. - Вы нарушаете обычный порядок приема. Сейчас вы знаете эту процедуру довольно хорошо.
- Почему вы вернули бланк с моими вопросами? - прервал его Баррис. - Вы утаиваете информацию от "Вулкана-3"?
Молчание.
Лицо Дилла стало бесцветным.
- Ваши формуляры не были заполнены надлежащим образом. Согласно части шесть статьи десятой "Единства"...
- Вы перехватываете материалы у "Вулкана-3". Вот почему он не нацелил полицию против Исцелителей. - Он подошел поближе к сидящему, наклонился к нему так, что Дилл уставился на свои бумаги на столе, чтобы не встретиться с ним взглядом.
- Что? Это не имеет смысла.
- Вы знаете, что это означает? Измена! Скрывать информацию сознательно, искажать правду. Я могу выдвинуть обвинение против вас, даже арестовать вас. - Опершись руками о поверхность стола, Баррис громко сказал. - Неужели смысл всего этого - изолировать и ослабить одиннадцать директоров?
Он прервался. Он смотрел на ствол лучевого карандаша. Дилл держал его с тех пор, как Баррис ворвался в его офис. Мышцы на лице Дилла, мужчины средних лет, мрачно подергивались. Его глаза блестели, когда он сжимал маленькую трубку.
- Теперь ведите себя спокойно, директор, - холодно сказал Дилл. - Я удивлен вашей тактикой. Это оскорбительно. Обвинять меня и не давать возможности сказать даже слово. Наработанная процедура. - Он дышал медленно, делая серии глубоких вдохов. - К черту вас, - огрызнулся он, - садитесь.
Баррис сел, внимательно наблюдая за ним.
Я сделал свой ход, понял он. Он прав, он пронзителен и повидал больше, чем я. Может быть я не первый, кто врывается сюда, крича от негодования и пытаясь скинуть его с пьедестала силой.
Так размышлял Баррис, чувствуя, что его уверенность улетучивается, но он не отвернулся и продолжал смотреть на Дилла.
Лицо Дилла стало серым, капли пота выступили на его морщинистом лбу. Он вынул носовой платок и вытер пот, в то время как другой рукой продолжал держать лучевой карандаш.
- Мы с вами немного успокоились, - сказал он, - что, на мой взгляд, лучше. Вы были очень мелодраматичны. Почему? - На его губах появилась кривая ухмылка. - Отработали свое появление?
Его рука переместилась к нагрудному карману. Он потер что-то выступающее. Баррис видел, что во внутреннем кармане у Дилла что-то лежит и непроизвольно потянулся, чтобы посмотреть, что это. Но управляющий неожиданно резко отдернул руку.
- Лекарство? - удивился Баррис.
- Первый шаг измены, - сказал Дилл, я мог испробовать это тоже. Попытка схватить удачу за хвост принадлежит вам.
Он указал на пульт управления на краю своего стола.
- Все это ваше величественное появление, разумеется, было записано. Доказательство здесь.
Он нажал на кнопку и на видеомониторе у него на столе появился дежурный "Единства" в Женеве.
- Дайте мне полицию, - сказал Дилл, сидя с лучевым карандашом, направленным на Барриса. Затем обратился к нему. - У меня слишком много других дел, чтобы тратить время на безумных директоров.
- Я отвергну все ваши измышления в суде "Единства", - заявил Баррис. - Моя совесть чиста, я действую в интересах "Единства" против Управляющего, который шаг за шагом, систематически уничтожает систему. Вы можете исследовать всю мою жизнь и ничего не найдете. Я знаю, в суде вы потерпите поражение, даже если для этого мне понадобятся годы.
- У нас есть письмо, - сказал Дилл. На экране появился полицейский с массивной челюстью. - Приезжайте сюда, - приказал Дилл. Глаза полицейского забегали, когда он увидел сцену, где Управляющий направил пистолет на директора Барриса.
- Это письмо, - сказал Баррис как можно спокойнее, - не имеет под собой оснований, чтобы его принимать всерьез.
- О, - ответил Дилл, - вы недооцениваете его значение.
- Рашель Питт все мне рассказала, - ответил Баррис. - Значит, она говорила правду. Хорошо, это письмо такое же подложное, как и первое, плюс этот эпизод будет достаточно характерен, чтобы изобличить его. Эти вещи надо связать вместе, и они дадут приемлемую улику для "Единства".
Офицер полиции уставился на Барриса.
Сидя за своим столом, Дилл продолжал держать лучевой карандаш.
- Сегодня я беседовал с отцом Филдсом, - сказал Баррис.
Протянув руку к экрану, Дилл подумал, а затем сказал:
- Я перезвоню вам попозже.
Движением пальца он оборвал связь, изображением полицейского, уставившегося на Барриса, исчезло.
Дилл встал из-за стола, выдернул из розетки провод, питающий записывающее устройство, которое было включено с момента появления Барриса. После чего, он дал волю своему гневу.
- В письме написана правда, - недоверчиво сказал он. - О Боже, мне никогда не приходило в голову... - Затем, потерев лоб, он сказал - Да, это так. Коротко. Итак, им удалось проникнуть в "Единство" до уровня директоров. - В его словах были ужас и усталость.
- Они наставили на меня пистолет и задержали, - сказал Баррис, - когда я прибыл сюда, в Женеву.
Сомнение, смешанное с безумной хитростью появилось и исчезло с лица Дилла. Очевидно, он не хотел верить в то, что Исцелители пробрались так далеко в структуры "Единства", понял Баррис. Он ухватится за любую соломинку, за любое объяснение, которое сможет объяснить факты... даже правдивые, подумал Баррис. Диллу, нужна была помощь психиатра, чтобы он смог одержать верх над обычной подозрительностью.
- Можете верить мне, - сказал Баррис.
- Почему?
Лучевой карандаш по-прежнему был направлен на Барриса, но враждебность уменьшилась.
- Вам надо кому-то верить, - сказал Баррис, - хотя бы иногда. Что у вас там на груди, что вы потираете?
Скривившись, Дилл глянул вниз на руку, она опять была на груди. Он отдернул ее.
- Не играйте на моих страхах, - сказал он.
- На страхе одиночества? - спросил Баррис. - На том, что все объединились против вас? А не след ли от психологической травмы вы потираете?
- Нет, сказал Дилл. - Вы очень далеки от истины.
- Но казалось, он немного успокоился. - Ладно, директор, кое-что я вам расскажу. Возможно, мне недолго осталось жить. Мое здоровье пошатнулось с тех пор, как я получил эту работу. Возможно, в чем-то вы правы... Это психологическая травма. Если вы даже доберетесь до занимаемого мной положения, вы приобретете какую-нибудь глубоко сидящую травму и болезни к тому же. Потому что вокруг вас будут люди, которые вам их обеспечат.
- Может быть, вам стоит взять пару подразделений полиции и захватить отель "Бонд", предложил Баррис. - Он был там час назад. Это в старой части города, не более двух миль отсюда.
- Он уже удрал, - сказал Дилл. - Он постоянно меняет свое местоположение. Мы никогда его не поймаем. У него миллион нор, в которые он может ускользнуть.
- Вы почти поймали его, сказал Баррис.
- Когда?
- В отеле, когда появился робот-ищейка. Он почти застал врасплох Филдса, но в последний момент тому удалось откатиться и сжечь нападавшего.
- Что еще за робот-ищейка? - спросил Дилл. И пока Баррис его описывал, Дилл тупо смотрел на него. Он шумно глотал, но не прерывал Барриса до тех пор, пока тот не закончил.
- Что-то не так? - спросил Баррис. - Поскольку я все это видел, мне кажется что это наиболее эффективное оружие против проникновения в нашу структуру, врагов, которое у вас есть. Вы, наверняка, сможете разбить Движением подобными машинами. Я полагаю, что ваши тревоги излишни.
- Агнесса Паркер, - почти неслышно вымолвил Дилл.
- Кто это? - переспросил Баррис.
По-видимому не осознавая его присутствия, Дилл продолжал бормотать.
- "Вулкан-2", а сейчас попытка с отцом Филдсом. Но он спасся.
Оставив лучевой пистолет, он запустил руку в пиджак. Поискав, он вынул две магнитофонные катушки и бросил на стол.
- Так вот, что вы носили, - с любопытством заметил Баррис. Он поднял катушки и осмотрел их.
- Директор, - сказал Дилл, - существует и третья сила.
- Какая? - холодно спросил Баррис.
- Третья сила работает рядом с нами, - сказал Дилл и усмехнулся. - Она сможет смести всех нас. Она появилась, и она огромна.
Затем он убрал лучевой карандаш и они остались один на один.



далее: 9 >>
назад: 7 <<

Филип К.Дик. Молот Вулкана
   1
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   10
   11
   12
   13
   14


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация