<< Главная страница

7




В своих карманах Дилл носил две магнитофонные кассеты. Он никогда не оставлял их - ни днем, ни ночью. Они были при нем и сейчас. Еще раз, непроизвольно, он потрогал выпуклость на груди, которую они образовали. Словно какое-то магическое наваждение. А мы обвиняем народ в том, что он суеверный.
Перед ним замаячил свет. Закрылась скользящая, бронированная дверь, как только он вошел, блокировав единственный выход из комнаты. Он остался наедине с компьютером - огромной, необъятной башней из всевозможных приемников и индикаторов. Это был "Вулкан-3".
Только часть компьютера была видна, остальная часть находилась так высоко, что ее невозможно было рассмотреть. За время своего существования, компьютер так себя модифицировал, что созданное для него помещение оказалось мало. Расширяя свои возможности, компьютеру пришлось расчистить гранитные и щелевые пласты. Уже давно он проводил экскаваторные работы в окрестностях. Иногда Дилл слышал звуки, доносящиеся из недр, словно там работали дрели дантиста на высоких частотах. Время от времени, он прислушивался, пытаясь угадать, где именно проводятся работы. Это были только догадки. Только по результатам выбросов горных пород на поверхности можно было судить о росте и развитии компьютера. Да еще по количеству сырья, инструментов и деталей, запрашиваемых машиной.
Теперь, когда Дилл стоял перед ней, он заметил новую кассету с обработанной информацией. Ему нужно было вынуть ее и доставить. Словно я какой-то мальчик на побегушках, подумал он. Я только и делаю, что приношу каждую неделю новые детали, достаю все, что угодно. Финансовые затраты на обеспечение "Вулкана-3" просто невероятны. Введенная по всему миру налоговая программа существовала и для поддержания компьютера. Согласно последней оценке, она составила 43%. Остальное, продолжал размышления Дилл, идет на школы, дороги, больницы, пожарные службы, полицию, то есть на то, что менее значительно для человечества.
Пол под его ногами вибрировал. Это был самый глубокий уровень, который сконструировали инженеры, но что-то продолжало строиться еще ниже. Он чувствовал эту вибрацию и раньше. Что находится там, внизу? Не черная земля, не инертный грунт. Энергия, труды и диски, электропроводка, трансформаторы, изолированные машины. Он мог только представить, как неумолимо продолжается деятельность компьютера. Вагончики, ввозящие запасы, вспыхивающие и угасающие огоньки, реле подогрева и охлаждения, вновь изобретенные части, взамен устаревших конструкций ставятся новые высшего качества. И как далеко это растянулось? Мили? Где еще есть уровень под тем, на котором он стоит? Идут ли они один за одним бесконечно?
"Вулкан-3" осознавал его присутствие. На широком, светящемся табло вспыхнули огоньки и пробежала лента со словами Диллу. Их можно было читать или не читать вообще. Но компьютер не был снисходительным к ограниченным человеческим возможностям.
"ЗАКОНЧЕНО ЛИ ОБОЗРЕНИЕ ПО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМУ НАПРАВЛЕНИЮ?"
- Почти, - ответил Дилл, - еще несколько дней. - Как всегда при общении с "Вулканом-3", он чувствовал глубокое нежелание, это замедляло его ответы и как бы нависало над его сознанием, его способности становились мертвым грузом. В присутствии компьютера он чувствовал себя глупцом. Он всегда давал короткие ответы, это было проще. И как только первые слова загорелись в воздухе над его головой, у него возникло желание уйти, уйти прямо сейчас.
Но это была его работа, находиться, как в монастыре, тут с "Вулканом-3". Кто-то должен это делать. Кто-то из людей должен находиться на этом месте.
Сейчас появились новые слова, словно бело-голубые разряды молнии в пустом воздухе.
- Мне нужно быстро получить обзор.
- Он будет доставлен сразу же, как только информационная группа сможет его перекодировать.
"Вулкан-3" был... думал он, только одно слово его волновало. Силовая линия вспыхнула красным. Грохот и тусклые вспышки красного огня напоминали Зеленую улицу Натаниэля, кузницу древнего бога. Хромого бога, который создавал молнии для Юпитера много веков назад.
- Я заметил некоторые элементы ненадлежащего исполнения. Существенные изменения в ориентировке некоторых социальных слоев, которые нельзя объяснить на основе имеющихся у меня данных. Перестройка социальной пирамиды образовалась в ответ на исторические факторы, неизвестные мне. Я должен знать больше, если имею к этому отношение. - Легкая дрожь тревоги пробежала по телу Дилла. Что "Вулкан-3" заподозрил? Вся информация будет представлена так быстро, как только это будет возможно.
- Это раздвоение общества происходит именно сейчас. Будь уверен, твой обзор по образовательным направлениям уже готов. Мне понадобятся все факты, относящиеся к делу.
После паузы "Вулкан-3" добавил:
- Я ощущаю быстро приближающийся кризис.
- Какой кризис? - нервно спросил Дилл.
- Идеологический. Появилось новое направление на грани вербализации. Знание, полученное из опыта низших классов. Оно отражает их неудовлетворение.
- Неудовлетворение? Чем?
- К тому же, народные массы отвергли концепцию стабильности. В основном те из них, кто не имеет достаточной собственности, заинтересованы больше в прибыли, чем в безопасности. Для них общество - это арена приключений. Структура, в которой они надеются подняться до наивысшего положения.
- Понятно, - озабоченно сказал Дилл.
- Рационально управляемое, стабильное общество, такое, как наше, побеждает свои желания. В быстрых изменениях нестабильного общества низшие классы получат хороший шанс набраться сил. Низшие классы - это авантюристы, планирующие жизнь, как азартную игру. Игра - больше, чем выполнение заданий, и ставка в ней - получение социальной власти.
- Интересно, - сказал Дилл, - так для них смысл удачной игры - это более важная роль. У тех, наверху, своя удача. Те...
Но "Вулкан-3" не интересовался его рассуждениями, он продолжал:
- Неудовлетворение масс основывается не на экономических лишениях, а на чувстве бесполезности. Не возрастание уровня жизни, но большая социальная значимость - вот их основная цель. Из-за своей эмоциональной ориентации они поднимутся и начнут действовать, когда сильный лидер сумеет скоординировать их в более дееспособное объединение, чем хаотичная масса из отдельных элементов.
Диллу нечего было на это ответить. Это было доказательством того, что "Вулкан-3" тщательно проанализировал всю имеющуюся у него информацию и пришел к очень близким к истине выводам. Это, конечно, была сильная сторона машины. Просто это был превосходный план для предоставления дедуктивного и индуктивного способов мышления. Она безжалостно переходила от одной ступени к другой и делала верный вывод каким бы он ни был.
Без основной информации "Вулкан-3" мог делать выводы из основных исторических принципов и социальных конфликтов, присущих современному миру. Он создал картину, которая показывала среднего человека, как он вставал утром и неохотно приветствовал день. Прикованный здесь "Вулкан-3" на основе непрямых и неполных фактов, представил вещи такими, какими они были в жизни.
Пот выступил на лбу у Дилла. Он имел дело с интеллектом более высоким, чем у человека или даже группы людей. Компьютер превосходит ограниченные способности человека, да и притом делает все быстрее... "Вулкан-3" потенциально делал то, что человек не мог сделать, независимо от наличия у него времени.
Тут, внизу, похороненный под землей, в темноте, в постоянной изоляции человек сошел бы с ума. Он бы потерял все связи с миром, представление о происходящем. С течением времени он бы утрачивал понятие реальности, у него бы прогрессировали галлюцинации. В то время как "Вулкан-3" продолжал следовать в противоположном направлении. Он постепенно двигался к неизбежному здравомыслию, или, в конце концов, к зрелости, если под ней подразумевать нечто иное - точное и полное понимание вещей такими, какими они есть на самом деле. И эту картину, как понял Дилл, не представлял и никогда не представит ни один человек. Все человечество пристрастно. А этот гигант - нет.
- Я потороплю работу с обзором по образованию, - пробормотал он. - Что-нибудь нужно еще?
- Статистический доклад о независимом сельском языке.
- Зачем это?
- Это было под личным надзором вашего субкоординатора Артура Грайвсона Питта.
Дилл выругался про себя. Боже мой, "Вулкан-3" никогда не перепутал и не потерял ни одного факта среди миллиардов других, с которыми он работал.
- Питт пострадал, - сказал Дилл. Его мысли отчаянно скакали. - Его машина перевернулась на ветреной горной дороге в Колорадо. Или, во всяком случае, я так помню. Я бы проверил для верности, но...
- Составлен ли его доклад в присутствии еще кого-нибудь? Я требую его. Он пострадал серьезно?
Дилл заколебался.
- Кажется, есть сомнения, что он выживет. Врачи говорят...
- Почему такое количество людей Т-класса были убиты в прошлом году? Я хочу побольше информации об этом. Согласно моей информации, лишь один из пяти умер своей смертью. Какие-то существенные факторы упущены. Я должен иметь больше фактов.
- Хорошо, - пробормотал Дилл. - Мы раздобудем нужную информацию.
- Я предлагаю созвать специальный Совет "Единства". Я полагаю, что мне придется опросить всех региональных директоров персонально.
Дилл был ошеломлен этим требованием. Он пытался заговорить, но не мог. Он мог только неотрывно смотреть на ленту со словами. А та продолжала безжалостно двигаться.
- Я не удовлетворен тем способом, которым для меня готовятся материалы. Я требую коренного изменения подготовки информации.
Дилл открыл и закрыл рот. Сознавая что заметно трясется, он попятился назад.
- Может, нужно что-нибудь еще, - пробормотал он. - У меня есть дела, в Женеве.
Все что он желал, так это выбраться из комнаты.
- Больше ничего. Можете идти.
Дилл вышел так спешно, как это было возможно.
Поднялся на скоростном лифте до верхнего уровня. Вокруг него, словно в мареве, стояли проверяющие его охранники. Он едва осознавал их присутствие.
Что за проделки, думал он. Что за испытание! Психологи из Атланты. Их нельзя сравнить с теми, с которыми мне приходится сталкиваться день изо дня.
Боже, как я ненавижу эту машину, думал он.
Сердце его колотилось. Он не мог дышать и некоторое время сидел на обитом кожей диване в комнате отдыха, приходя в себя.
- Мне бы стаканчик чего-нибудь бодрящего, - обратился он к одному из служащих. - Что там у вас имеется?
Вскоре ему подали высокий, зеленый стакан. Он опрокинул его в себя и почувствовал себя немного лучше. Служащий ожидал рядом расчета. У него был поднос и счет.
- Семьдесят пять центов, сэр, - сказал служащий.
Это был последний удар для Дилла. Его должность Управляющего не освобождала его от подобных мелочей. Ему пришлось обшарить свои карманы в поисках мелочи. И между тем, он думал, что будущее общества за ним. В то время, как я откапываю семьдесят пять центов для этого идиота.
Я обязан позволить им развалиться на части. Я должен все бросить.


Уильям Баррис почувствовал себя свободнее, когда экипаж доставил его и Рашель Питт в темную, перенаселенную, старинную часть города. На тротуарах неспешно перемещались группки пожилых людей в поношенных одеждах и засаленных шляпах. Подростки слонялись возле витрин. Большинство витрин имели металлические решетки, предохраняющие выставленные товары от краж. В переулках валялся сваленный в кучи мусор.
- Вы не против посещения этих мест? - спросил он находящуюся рядом женщину. - Или тут слишком угнетающая обстановка?
Рашель сняла свое пальто и положила себе на колени. На ней была хлопчатобумажная блузка с короткими рукавами, наверное, та, в которой она была в момент ареста. Ему показалось, что она больше подходила для дома. Он также заметил, что на ее горле появились полосы пыли. Она была утомлена, сидела вялая и понурая.
- Знаете, я люблю этот город, - сказала она.
- Даже эту его часть?
- Я здесь живу с того момента, как они меня отпустили.
- Они вам дали возможность собрать свои вещи? - спросил Баррис. - Хоть какие-то вещи?
- Ничего, - ответила она.
- А деньги?
- Они были любезны. - Голос ее был ироничным. - Нет, они не позволили мне взять деньги, просто втиснули меня в полицейский корабль и отправили в Европу. Но перед тем, как отпустить меня, они разрешили мне получить достаточно денег из пенсии моего мужа, чтобы дать мне возможность добраться домой. - Обернувшись, она закончила. - Это все из-за красной тесьмы. Это было за несколько месяцев до выплаты регулярного пособия. Небольшое одолжение в мой адрес.
На это Баррису нечего было ответить.
- Вы думаете, - спросила Рашель, - что я возмущена таким отношением со стороны "Единства".
- Да, - был ответ.
- Вы правы, - ответила Рашель.
Такси уже приближалось ко входу в старинный кирпичный отель с потрепанным навесом. Чувствуя какую-то тревогу, Баррис спросил:
- В этом заведении все будет в порядке?
- Да, ответила Рашель. - Фактически, это то место, куда я и хотела привести вас.
Машина остановилась. Когда Баррис платил, то подумал, что, возможно, не стоило это делать самому. Может быть, мне стоит сесть обратно и уехать на нем? Повернувшись, он взглянул на отель.
Рашель Питт поднималась по лестнице. Было уже поздно. Какой-то мужчина появился у входа, держа руки в карманах. На нем был темный, неопрятный плащ, кепка надвинута на глаза. Он глянул на нее и что-то сказал.
Баррис сразу же взбежал по лестнице за ней. Он взял ее за руку и стал между нею и мужчиной.
- Посмотри-ка, - сказал он незнакомцу, вытащив из внутреннего кармана карандаш с микропередатчиком.
Медленно, ровным тоном, мужчина сказал:
- Не волнуйтесь мистер. - Он изучал Барриса. - Я вовсе не пристаю к миссис Питт. Я только проследил, когда вы прибыли. - Обходя Барриса и Рашель, он добавил. - Проходите в отель, директор. У нас наверху есть комната, где вы можете поговорить. Никто вас там не потревожит. Вы выбрали хорошее место.
Или, если быть поточнее, подумал Баррис, таксист и Рашель выбрали хорошее место. Он ничего не мог сделать, он чувствовал кончик лучевого пистолета, который незнакомец приставил к его позвоночнику.
- Вам нечего относиться с подозрением к людям в такой одежде и при таких обстоятельствах, - дружелюбно произнес мужчина, когда они пересекали грязный и темный вестибюль по пути к лестнице. Баррис решил, что лифт не работает, или во всяком случае, так писалось на табличке.
- Может быть, сказал мужчина, - вы не заметили исторический знак моего занятия. - У лестницы он остановился, огляделся вокруг и сдвинул свою кепку.
Суровое, темно-коричневое лицо, открывшееся Баррису было ему хорошо знакомо. Нос с небольшой горбинкой, словно его когда-то сломали и он таким и остался. Специально коротко остриженные волосы, придававшие его полному лицу выражение строгости.
- Это отец Филдс, - сказала Рашель.
Мужчина улыбнулся, и Баррис увидел неровные, но крепкие зубы. На фотографии это незаметно, подумал Баррис. И волевой подбородок тоже. Это внушало определенные мысли, хотя и не давало полного представления о человеке. Во всяком случае, отец Филдс выглядел более как боец, чем представитель религиозных кругов.
Стоя лицом к лицу с этим человеком, Баррис первое время чувствовал полный и абсолютный страх перед ним. И он пришел к нему вместе с уверенностью, что раньше они не были знакомы.
Впереди них поднималась Рашель.



далее: 8 >>
назад: 6 <<

Филип К.Дик. Молот Вулкана
   1
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   10
   11
   12
   13
   14


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация