5




Перед ним был "Вулкан-2" или, вернее, то, что осталось от него - груды скрученных обломков, разбитые панели, разбросанные трубки, реле и все остальное, что еще недавно было компьютером. Еще не остывшие руины.
Несколько техников мрачно копались в обломках. Им удалось найти лишь несколько неповрежденных частей. Один из них уже оставил это занятие и складывал свои инструменты.
Язон Дилл пнул носком бесформенную кучу пепла. Он все еще не мог поверить, что "Вулкан-2" превратился в эту груду обломков. Никакого предупреждения... Абсолютно никакого.
Он оставил "Вулкан-2" и вернулся к своим делам.
Он не видел в произошедшем никакого смысла. Если Исцелителям удалось обнаружить крепость и проникнуть в нее, если один из их агентов смог забраться так далеко, зачем было тратить время впустую на старый компьютер, когда "Вулкан-3" находился всего лишь шестью уровнями ниже?
Может быть, они допустили ошибку и вывели из строя устаревшую машину, полагая, что это "Вулкан-3"? В таком случае с точки зрения "Единства", это была счастливая ошибка.
Но, всматриваясь в обломки, Язон Дилл начал размышлять - это не походило на ошибку. Все было проделано чертовски четко - совершенно. Продуманно и точно.
Стоит ли информировать людей о случившемся? - спрашивал он себя. Я мог бы замять это дело, ведь техники, обслуживающие компьютер, полностью преданы мне. Я мог бы сохранять разрушение "Вулкана-2" в секрете многие годы.
Или, думал он, я мог бы сообщить, что разрушен "Вулкан-3". Я бы мог расставить ловушки, заставить их думать, что их затея удалась. В этом случае они, возможно, вышли бы из укрытий и обнаружили бы себя.
Тогда бы мы их наверняка поймали, возбужденно думал он. Ведь они в состоянии пробраться даже сюда! Они могут подорвать "Единство"!
Он ощутил ужас и вдобавок к нему свое полное одиночество. Этот старый компьютер был его товарищем уже многие годы. Когда у него возникали достаточно простые для машины вопросы, он всегда приходил сюда. Эти посещения были частью его жизни...
Бессознательно он двинулся прочь от этих обломков. Он понимал, что никогда больше не вернется сюда, что со скрипучей старой машиной покончено. Он никогда не будет пользоваться ее дисплеем и составлять для нее вопросы.
Он набросил пальто. Они были все еще здесь - ответы, которые дал ему "Вулкан-2", ответы, которыми он был озадачен. Ему нужно было время на размышления. В последний раз он приходил сюда, чтобы сделать новый запрос и на свои вопросы получить исчерпывающие ответы, но ему помешал взрыв.
В глубокой задумчивости Язон Дилл вышел из помещения и направился по коридору обратно к лифту. Это плохой день для нас, сказал он самому себе. Мы еще долго будем помнить об этом.
Вернувшись в свой собственный кабинет, он уделил время изучению документов, которые ему доставили. Ларсон - начальник группы по сбору информации - показывал ему документы, по которым даны были отказы.
- Посмотрите на его молодое лицо... Ларсон аккуратно отложил увесистую стопку бумаг.
- Вот, может быть, было бы лучше, если бы вы отослали это лично.
- Почему я должен заниматься этим? - с раздражением заметил Язон Дилл. - Вы что, сами не можете справиться? Если вы загружены работой, наймите еще клерков, их всегда в избытке, и вы это знаете так же хорошо, как и я. Нам приходится содержать два миллиона чиновников только для оформления платежных ведомостей, а вы по-прежнему беспокоите меня!
Его гнев и раздражение, излившиеся на подчиненного, возникли непроизвольно. Он знал, что просто разряжается на Ларсоне, но чувствовал себя очень подавленным и встревоженным своим поведением. Ларсон, не меняя выражения, твердо произнес:
- Именно этот бланк прислал директор. Мне кажется...
- Тогда дайте мне, - сказал Дилл, принимая бланк.
Он был подписан Североамериканским директором Уильямом Баррисом. Язон Дилл встречал его несколько раз. В памяти у него сохранилось впечатление о нем, как о высоком человеке с крупным лбом, лет тридцати пяти. Трудолюбивый. Ранга директора он достиг нетрадиционным путем, то есть, не используя личных связей и нужных людей, а ежедневным, кропотливым трудом.
- Это интересно, - сказал Дилл Ларсону.
Он отложил бумагу в сторону.
- Мы должны увериться, что выдвинули именно того директора, который нам нужен. Конечно, вполне вероятно, что он провел огромную работу с общественным мнением в своем округе и нам нечего беспокоиться.
- Я понял, - сказал Ларсон. - Ему это стоило огромного труда. Его родители не имели никакого положения.
- Мы можем показать, - сказал Язон Дилл, - что обыкновенный человек без особых усилий может прийти в организацию и законно получить постоянную работу, такую, например, как клерк или техник. А со временем, если он проявит способности и энергию, может пройти весь путь до самого верха. Фактически, он может стать Управляющим.
Нет, подумал он про себя, это была бы слишком замечательная работа.
- Он не станет Управляющим, - уверенно произнес Ларсон.
- Дьявол, - устало сказал Дилл. - Он может уже сейчас занять мое место. Все зависит от того, куда он гнет. А я предполагаю, что именно это ему и надо.
Взяв бланк, он взглянул на него. Там были заданы два вопроса.
Первый: представляют ли Исцелители какую-либо опасность?
Второй: почему вы не реагируете на их существование?
Дилл задумался, держа бланк в руке. Один из довольно смышленых молодых людей быстро пробивается в лидеры "Единства". Баррис, Таубман, Рейнольдс, Гендерсон - все они продвигались уверенно и умело, никогда не упуская своих шансов. Дай им малейшую возможность, размышлял он с горечью, и они раздавят тебя и оставят позади.
- Человек человеку волк, - произнес он вслух.
- Сэр, - сразу же отозвался Ларсон.
Дилл положил бланк. Он открыл ящик письменного стола, извлек оттуда плоскую металлическую коробочку. Из нее он достал капсулу и положил на запястье. Капсула тут же растворилась и проникла под кожу. Он чувствовал, как она проникла в его тело, попала в кровь и без промедления начала действовать. Успокаивающее... Последнее из множества средств.
Оно работает на меня, продолжал размышлять он, и они все работают на меня. Все в одном направлении, в том числе их постоянное давление и беспокойство.
И снова Дилл поднял запрос директора Барриса.
- А много ли директоров задают подобные вопросы?
- Нет, сэр, но напряженность в вопросах увеличивается. Несколько директоров, как и Баррис, удивлены, почему "Вулкан-3" не принимает официального решения по вопросу Движения Исцелителей.
- Они все удивлены, - резко произнес Дилл.
- Я имею в виду формально, - сказал Ларсон, - из официальных источников.
- Дайте мне посмотреть на остальной материал.
Ларсон передал ему остальные бланки с вопросами директоров.
- Здесь же и дополнительная информация, имеющая отношение к этому вопросу.
Он передал огромный опечатанный контейнер.
- Мы аккуратно отбираем весь поступающий материал.
- Я бы хотел посмотреть досье Барриса, - сказал Билл немного погодя.
- Его официальное дело?
- И другое тоже, - добавил Дилл. У него в голове созрело решение, которое не всегда высказывают вслух. Дополнительные сведения.
- Бесценный пакет, - сказал он. Телефонные переговоры, темные пятна в биографии, факты лжи, анонимные доносы, скрытые или приписываемые безрассудства или лунатизм. И еще документы, которые хранились, но были списаны.
Мы не могли сохранить их, подумал Дилл. Нет, мы их сохранили. Именно сейчас мы собрались рассмотреть такую грязь, какую в обычное время и в руки не возьмешь.
Немедленно документы были положены перед ним на стол. Он вставил микрофильм в сканер и некоторое время изучал его. Перед ним сменилась вереница скучных фактов. Баррис родился в Кенте, штат Огайо, братьев и сестер у него не было, но отец жив и работает в банке в Чили. Сам Баррис работает на "Единство" в качестве научного историка. Раздраженно ерзая, Дилл перемотал пленку. В конце концов он достал микрофильм и переложил его в подборку.
Человек не был даже женат, размышлял он. Вел упорядоченную жизнь, заполненную работой и весьма достойную, судя по этим материалам. Если они охватывают всю его историю.
А теперь сплетни, подумал Дилл. Пропущенная часть, другая, теневая часть, изнанка.
К своему разочарованию он нашел пакет для компрометирующего материала на Уильям Барриса почти пустым.
Неужели он настолько невинен? Дилл был удивлен. Неужели он не нажил себе врагов? Глупости. Отсутствие обвинений еще не означает невиновность человека. Подняться до директора означает навлечь на себя враждебность и зависть. Баррис, вероятно, выделяет значительную часть своего бюджета на раздачу премий, чтобы создать атмосферу всеобщего довольства и покоя.
- Здесь ничего нет, - сказал он, когда вернулся Ларсон.
- Я заметил, что эта подборка очень легкая, - ответил Ларсон. - Сэр, я спускался в хранилище и просмотрел весь материал по негативным отзывам. Я полагал, что там может быть что-то, что еще не успело попасть в эту подборку. Как вы, возможно, знаете, они пришли несколько недель назад.
Увидев листы в руках Ларсона, Дилл почувствовал, как пульс его участился в предчувствии.
- Что это?
- Вот, - Ларсон положил листок, который был дороже документов на недвижимость с водяными знаками. - Когда я увидел это, то взял для анализа. А вы лучше знаете, как это оценить.
- Не подписано, - буркнул Дилл.
- Да, сэр. Наши эксперты сказали, что это было отправлено вчера вечером откуда-то из Африки. Возможно, из Каира.
Изучая письмо, Язон Дилл бормотал.
- Это что-то, чего Баррис не ожидал получить. Во всяком случае, не сейчас.
- Писала женщина, - оценил Ларсон. - Написано в старомодном стиле шариковой ручкой:
"Тому, кому это может быть интересно. Хочу обратить ваше внимание на то, что директору Уильяму Баррису нельзя доверять, так как он получает деньги от Исцелителей уже на протяжении некоторого времени. Смерть, которая произошла недавно, связана с ним и он должен быть наказан за соучастие в ней, так как невинный и способный сотрудник "Единства" был зверски убит".
Сейчас пытаются разобраться в стиле почерка. То, что сейчас у вас в руках - это копия с оригинала. Специалисты еще работают над оригиналом в лаборатории. Но если вы...
- Что? - Дилл едва вымолвил это, чуть ли не шепотом. Письмо было интересным, но не уникальным. Он уже видел подобные обвинения, выдвинутые против других официальных лиц "Единства".
Он еще раз перечитал содержимое письма.
- Заметили, какое тревожное письмо? - спросил Ларсон. - Полагаю, это показатель того, что его автор находится в душевном смятении.
- Суеверие, - пояснил Дилл. - Интересно, не послано ли это по случаю убийства сотрудника Питта? Оно у нас было последним. Какую связь со всем этим имеет Баррис? Был ли он начальником Питта? Может быть, это он его послал с заданием?
- Я подготовлю все данные, сэр, - живо отозвался Ларсон.
После того, как Дилл перечитал это неподписанное письмо, он отбросил его в сторону и снова поднял бланк с вопросами директора Барриса. Своей ручкой он прочертил несколько линий внизу бланка.
- К концу недели вернуть это ему. Он не проставил свои опознавательные номера. Будет правильнее, если я верну бланк ему.
Ларсон нахмурился.
- Это не задержит его надолго. Баррис тут же вернет бланк исправным.
- Это мои проблемы, - устало ответил Билл. - И дай мне позаботиться об этом самому. Занимайся своими собственными обязанностями и ты продвинешься в этой организации значительно дальше. Это урок, который тебе следовало бы усвоить давно.
- Извините, сэр, - покраснев, пробормотал Ларсон.
- Я полагаю, нам пора начать серьезное изучение деятельности директора Барриса, - сказал Дилл. - Лучше направить материалы в один из полицейских секретариатов. Инструкции я продиктую.
Пока Ларсон искал секретаря, Дилл сидел, тупо уставившись в неподписанное письмо, которое обвиняло директора Барриса в получении денег от Исцелителей. Было бы очень интересно узнать, думал он, кто его написал. Возможно, мы узнаем это в ближайшие дни. В любом случае мы проведем расследование деятельности Уильяма Барриса.


После ужина миссис Агнесса Паркер сидела в школьном ресторанчике с двумя другими учителями, обмениваясь сплетнями и отдыхая после длительного насыщенного дня.
Нагнувшись так, чтобы никто из прохожих не мог слышать, мисс Кроули прошептала миссис Паркер.
- Неужели вы еще не закончили эту книгу? Насколько я знаю, она отняла у вас много времени. Я бы не разрешила вам читать ее первой. - Ее пухлое, румяное лицо тряслось от негодования. - Мы хотели бы получить ее назад.
- Да, - подтвердила миссис Дэвис, наклонившись к ним. - Жаль, что вы ее до сих пор не окончили. Вы ведь разрешите нам ознакомиться с ней?
Они договорились и, в конце концов, миссис Паркер неохотно поднялась и пошла между столиками к лестнице. Она долго поднималась, а затем долго шла по коридорам к крылу здания, в котором находилась ее комната. В комнате ей пришлось некоторое время повозиться, доставая книгу из тайника. Книга классика античной литературы называлась "Лолита" и уже давно была запрещена. Владельца такой книги, в случае его поимки, ожидал огромный штраф, а для учителя это могло означать и тюремное заключение. Тем не менее, большинство учителей читали и обменивались между собой такими вдохновенными книгами, и до сих пор ни один из них не был пойман.
Ворча, потому что она не успела закончить книгу, миссис Паркер поместила ее между страницами газеты "Мир сегодня" и вынесла из комнаты в коридор. Никого не было видно, и она пошла дальше к лестнице.
Когда она спускалась по лестнице, то вспомнила, что у нее осталась незаконченная срочная работа и ее необходимо до утра выполнить. Полянки - небольшие кварталы девочек - не были пусты, как этого требовали школьные законы. Новые ученики должны были приехать через день или два и разместиться в комнатах, поэтому кто-то авторитетный должен обследовать каждый дюйм, чтобы убедиться, что тут нет никакого подрывного или запрещенного предмета, который мог бы испортить вновь прибывших. Принимая во внимание ситуацию, сложившуюся у местных девочек, такие правила имели значение. Когда миссис Паркер сошла с лестницы и зашагала по коридору, то почувствовала как сильнее забилось ее сердце. Она могла попасть во множество пренеприятнейших ситуаций, если допустит какой-либо промах. Ведь могут решить, что она умышленно хочет сказать дурное влияние на новеньких.
Дверь в комнату Марион была закрыта. Как это могло случиться? - спросила себя миссис Паркер. Детям не давали ключей. Они не могли закрыть ни одну дверь. Это мог сделать только кто-то из персонала. Конечно, ключи у нее были, но она не имела времени спускаться сюда с тех пор, как Управляющий Дилл арестовал девочку.
Когда она нащупала свой универсальный ключ в кармане, то услышала какой-то звук по ту сторону двери. В комнате кто-то был.
- Кто там? - в испуге спросила она. Если там находился кто-то специально не уполномоченный, она попадет в неприятное положение.
Поддерживать порядок входило в ее обязанности. Вынув ключ, она быстро вздохнула и вставила его в замок. Может быть, это кто-то из "Единства" проверяет меня, подумала она. Хотят посмотреть, что я разрешаю ученицам. Дверь отворилась, и она включила свет.
Сперва она никого не заметила. Кровать, занавески, маленький столик, в углу... комод.
Что-то сидело на комоде. Что-то, что поблескивало, отсвечивая металлом, светилось и щелкало. Когда это нечто повернулось, она увидела две механические линзы. Затем нечто с бочкообразным телом размером с детскую лоханку выстрелило вверх и потянулось к ней.
Она подняла руки.
- Стоп! - скомандовала она себе. Своего голоса она не услышала. Все, что она слышала, это громкий свист, отдаленные взрывы, переходящие в визг.
Стоп! Она хотела крикнуть, но не смогла. Ей казалось, что она поднимается. Сейчас она совсем ничего не весит и летит. Комната плыла в темноте. Она почувствовала, что проваливается.
Ни движения, ни звука... Только одна вспышка света, которая замерцала, заколебалась и затем угасла.
О Боже, подумала она. Так у меня будет куча неприятностей. Но даже ее мысли, казалось, разлетелись, и она не могла никак собрать их. Что-то я сделала не так. Это будет мне стоить работы.



далее: 6 >>
назад: 4 <<

Филип К.Дик. Молот Вулкана
   1
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   10
   11
   12
   13
   14